Всё о парках

Как географ веревочные парки строит

В августе 2014 года в небольшую компанию Space Concept, занимавшуюся ландшафтными работами, позвонили владельцы крупного земельного участка в Ленинградской области. Это были основатели федеральной косметической сети «Рив Гош» Павел и Лариса Карабань. «У заказчиков было 11 га леса, которые они не знали, как использовать. Мы предложили построить веревочный парк «Кошкино», — вспоминает основатель Space Concept Федор Прилежаев о первом крупном проекте, который определил дальнейшее развитие его бизнеса. В строительство «Кошкино парк», который открылся в мае 2015 года, инвесторы вложили 23 млн рублей. Выручка Space Concept за 2016 год составила около 20 млн рублей. 

Выпускник геофака СПбГУ Федор Прилежаев уже на старших курсах в 2010 году устроился в российско-норвежскую компанию Norway Park, которая строила веревочный парк в поселке Орехово под Санкт-Петербургом. Проект был масштабный — норвежцы вложили в строительство 140 препятствий более €1 млн, а Прилежаев как менеджер занимался всем — от набора персонала до составления маркетинговой стратегии. «После запуска парка мне предложили заняться строительством новых объектов компании, но операционная деятельность мне была неинтересна, хотелось построить собственный бизнес», — говорит Прилежаев. В конце 2012 года предприниматель открыл небольшую компанию, которая выполняла заказы по ландшафтному дизайну дачных участков, но мечтал самостоятельно строить большие парки для активного отдыха, как Norway Park. «По работе я постоянно ездил по области и стал обращать внимание на полузаброшенные парки и базы отдыха», — рассказывает Прилежаев. Предприниматель решил искать такие объекты и предлагать собственникам проекты по их развитию. В июле 2014 года он зарегистрировал ООО «Спэйс Концепт», а уже в августе получил первый крупный заказ на обустройство большой территории. 

Павел и Лариса Карабань обратились в Space Concept через гендиректора компании «Терра-М», управляющей участком. «Федор предложил построить на этом участке парк для активного отдыха с веревочным лабиринтом, вейкбордом, кемпингом, трассой для беговых лыж», — рассказывает Никита Базжин, генеральный директор «Терра-М» (по данным «Контур.Фокус», компания принадлежит супругам Карабань и управляет «Кошкино парк»). Начать решили с веревочного парка, чтобы привлечь в «Кошкино» посетителей. «Нашим преимуществом было отсутствие прямых конкурентов в направлении Мурманской трассы в Петербурге», — добавляет Базжин. Супруги Карабань инвестировали в проект 23 млн рублей. Перед началом строительства 15% в проекте выкупил Прилежаев, а супругам Карабань принадлежит по 42,5%.

Самая сложная трасса из девяти в «Кошкино парк» — «фиолетовая», с ней не всегда справляются даже профессиональные спортсмены. Фото Алексея Тихонова для Forbes

Веревочные парки появились в России в середине 2000-х. Первыми строить такие зоны активного отдыха стала компания GoPark (строит парки «ПандаПарк»), в 2006 году появились «Лесной Экстрим» в Челябинске и «Эльф» в Екатеринбурге. «До середины 2000-х годов в России не было качественных веревочных парков», — говорит Дмитрий Скляренко, гендиректор GoPark и сооснователь сети веревочных «ПандаПарк». Компания «ПандаПарк» владеет и управляет 14 объектами в Москве, Казани, Нижнем Новгороде, Сочи. За 10 лет GoPark построила более 100 парков в России и Казахстане и, по оценке Скляренко, занимает 70% рынка. 

Space Concept Прилежаева также зарабатывает не только на строительстве, но и на эксплуатации парков (ежегодные проверки, техобслуживание, обучение персонала), а также консультирует клиентов по операционной деятельности. Это приносит около 30% выручки. Оборот Space Concept по итогам 2015 года составил 30 млн рублей, в 2016-м — около 20 млн. «В 2015 и 2016 годах не было крупных проектов. Такие, как «Кошкино», бывают раз в несколько лет», — говорит Прилежаев. Но за эти два года Space Concept построила еще три парка в Ленобласти. На строительство одного объекта, по оценке Прилежаева, уходит 3–5 месяцев. По словам гендиректора Norway Park Павла Штелинга, средняя стоимость одного парка составляет 20–25 млн рублей (выручка компании за 2016 год — 86,5 млн).

Срок окупаемости крупного веревочного парка — около 3,5 лет, небольшого — до двух лет. Пропускная способность зависит от масштаба. За два первых сезона «Кошкино парк», оснащенный девятью трассами разной сложности и протяженности, посетило около 26 000 человек. Число посетителей парка «Северный» в городе Кировске Ленобласти (две трассы, тренировочная площадка и троллей) в 10 раз меньше. Для сравнения: у самого крупного объекта Norway Park в Орехово посещаемость за сезон составляет 35 000 человек, а «ПандаПарк» принимает более 1 млн за сезон. 

Основную выручку паркам, которые строит Space Concept, обеспечивают взрослые, на детские билеты приходится около 30%, а на корпоративные заказы — 15%. Стоимость билета для ребенка и взрослого в выходной день составляет 1100 и 1400 рублей соответственно. Затраты на эксплуатацию мало зависят от числа посетителей, уверяет Прилежаев: «Весь парк, через который в удачный день проходят 350–400 человек, обслуживает всего 6–7 инструкторов». 

Летом 2017 года Space Concept начинает строительство нового проекта — вейкборд-парка в Санкт-Петербурге. Инвестиции составят 5 млн рублей, но с партнером по проекту Прилежаев пока не определился. «Мы изначально занимались не только веревочными парками,  теперь взяли у государства в аренду водоем, разработали концепцию и проект», — добавляет предприниматель. Полежаев уверяет, что все парки, которые строит Space Concept, отвечают стандартам Европейской ассоциации веревочных парков ERCA. 

Парки для активных развлечений — сезонный бизнес,  на зиму их обычно консервируют. Чтобы компенсировать простои, Прилежаев решил заняться производством комплектующих для веревочных парков и строительством детских площадок под брендом Fun Concept. В эти проекты он вложил уже около полумиллиона рублей. Параллельно предприниматель ищет инвесторов в строительство нового крытого парка в Петербурге. «Правда, в погожий летний день посетители все равно предпочтут открытый загородный парк», — отмечает Федор Прилежаев. Он считает, что выбрал правильную стратегию.  

Елена Ганжур Forbes Фото Алексея Тихонова для Forbes

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить